Правовое положение крестьянских (фермерских хозяйств) — страница 27-28

Анализ рассматриваемого судебного решения показывает, что оно не может быть признано законным и обоснованным. В соответствии с Указом Президента N 337 «О реализации конституционных прав граждан на землю», действовавшим на момент выдела доли, право принятия решения о выделении земельной доли принадлежало сособственникам земельного участка (п. 10 Указа). Следовательно, общее собрание акционерного общества было неправомочно распоряжаться землей и определять местоположение выделяемой доли. Таким образом, решение о выделе является неправомерным, из чего следует, что судебный акт о признании за фермерским хозяйством права собственности на образованный земельный участок является незаконным и подлежит отмене.

С выделением земельных долей также связан вопрос о правомерности использования земельного участка, подлежащего выделу. Руководствуясь ст. 7.1 КоАП РФ главный государственный инспектор вынес постановление о привлечении главы фермерского хозяйства к ответственности за самовольно занятие и использование без правоустанавливающих документов земельного участка[1].

Материалами дела подтверждалось использование хозяйством земельного участка по договору аренды. При этом участок являлся составной частью массива, находящегося в собственности 479 граждан — бывших членов сельскохозяйственной организации. Сособственники массива 24.07.2002 приняли решение о выделе в натуре земельных долей, принадлежащих арендодателям фермерского хозяйства, а договор аренды заключен 11.02.2003. То есть на момент заключения договора существовал общий неразделенный земельный участок (массив), состоящий из земельных долей. Следовательно, реальный выдел долей в натуре произведен не был.

На основании ст. 607 ГК РФ, согласно которой в аренду может быть предоставлен только участок, а не доля, суд сделал вывод о незаконности пользования фермерским хозяйством земельным участком по договору аренды.

Формальный анализ ст. 7.1 КоАП РФ показывает, что решение о привлечение к административной ответственности является законным. Однако такой подход поднимает ряд вопросов. Во-первых, в соответствии со ст. 2.1 КоАП РФ необходимым условием наступления административной ответственности является вина, которая может быть в виде умысла либо неосторожности. Из определения вины, данного в ст. 2.2 КоАП РФ, следует, что неотъемлемой ее характеристикой является наличие в действиях субъекта вредных последствий. Но совершенные фермером действия не только не повлекли негативные последствия, но и не могли повлечь, так как договор аренды заключен добровольно.

Во-вторых, следует учитывать, что договор аренды касается земли, находящейся в частной собственности. Решение о заключении договора аренды принято сособственниками добровольно. Круг лиц, которым может быть нанесен вред заключением договора аренды, также ограничен участниками долевой собственности. Если сравнить положения ст. 7.1 КоАП РФ и ст. 201 УК РФ, мы увидим, что при причинении вреда юридическому лицу возбуждение уголовного дела осуществляется при наличии соответствующего заявления от юридического лица. В рассматриваемом случае также целесообразно возбуждать производство по делу об административном правонарушении только на основании заявления сособственников. Такое положение рекомендуется внести в ст. 7.1 КоАП РФ.

В-третьих, несмотря на указание в договоре на земельные доли, в аренду фактически передавался земельный участок. Это подтверждается и в судебном акте, где указано, что в пользовании фермерского хозяйства находился земельный участок площадью 158 га. Следовательно, решение о привлечении главы фермерского хозяйства к административной ответственности является незаконным.

На практике нередко встречаются споры по вопросам аренды земельных участков, используемых фермерским хозяйством. Так, между обществом с ограниченной ответственностью (ООО) и фермером возник спор по поводу права аренды земли сельскохозяйственного назначения[2]. На момент рассмотрения иска земля использовалась ООО. По мнению общества, его права на участок подтверждаются договорами аренды, предусматривающими обязанность арендодателей (физических лиц) осуществить государственную регистрацию сделки. Поскольку со стороны ООО условия договора были выполнены, общество полагало, что использует участок на законных основаниях.

[1] Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 9 марта 2004 г. N А64-2016/03-13 [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.pravoteka.ru/pst/376/187646.html, свободный. — (Дата обращения — 09.02.2012).

[2] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 марта 2006 г. N Ф08-1027/2006 [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.fassko.arbitr.ru/proc/duty/pp_sample, свободный. — (Дата обращения — 09.02.2012).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *